Звонок юристу 8 (800) 333-94-83 доб. 159
» » Общественники обеспокоены перспективами развития восстановительного правосудия в отношении детей

Общественники обеспокоены перспективами развития восстановительного правосудия в отношении детей


Создание системы защиты и обеспечения прав и интересов детей и дружественного к ребенку правосудия является одним из важнейших направлений Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы. Первоочередными задачами в этой области названы, в частности:

    разработка программы восстановительного правосудия в отношении детей, совершивших общественно опасные деяния и не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность;
    развитие сети служб медиации в целях реализации такого правосудия;
    организация служб школьной медиации в образовательных учреждениях.

Для решения указанных задач была утверждена Концепция развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в РФ (далее – Концепция). Этот документ и перспективы организации восстановительного правосудия для несовершеннолетних преступников стали предметом обсуждения состоявшегося 18 сентября текущего года в Общественной палате РФ круглого стола.

Председатель Комиссии ОП РФ по поддержке семьи, детей и материнства Ольга Костина обозначила двойственный характер проблемы детской преступности. С одной стороны, безнаказанность является прямым путем к рецидиву: ребенок, поняв, что никакая ответственность за содеянное ему не грозит, может повторно совершить преступление. Так и происходит на практике, причем уровень рецидива детской преступности растет, а возраст правонарушителей снижается. Именно поэтому в последнее время все чаще звучат предложения о снижении возраста, с которого наступает уголовная ответственность, до 12 лет. С другой стороны, когда вместо оказания психологической или иной помощи ребенку его отправляют в тюрьму, можно ожидать, что после выхода на свободу ему будет очень сложно стать полноценным членом социума. Вероятность повторного совершения преступления этим ребенком очень высока.
По словам Ольги Костиной, возглавляемая ею комиссия внимательного проанализировала порядок организации правосудия в отношении несовершеннолетних в ряде зарубежных стран, где возраст, с которого дети привлекаются к ответственности, ниже, чем в России. Так, в Великобритании уголовная ответственность наступает с 13 лет, в Швейцарии – с 10, в некоторых штатах США – с 8. Однако во всех этих странах предусмотрен специальный порядок судопроизводства в отношении несовершеннолетних, который носит ресоциализационный, а не карательный характер. В частности, в них применяется такая форма условного осуждения, как пробация – вместо лишения свободы осужденный на определенный срок направляется под наблюдение чиновника службы пробации, который контролирует его поведение (требования к поведению осужденного также устанавливаются).

В России пока нет системы пробации ни для детей, ни для взрослых, поэтому говорить о снижении возраста, с которого наступает уголовная ответственность, пока нецелесообразно. Для начала нужно добиться того, чтобы правосудие в отношении детей стало восстановительным, подчеркнула Костина. Концепцию, по ее словам, можно взять за основу этой работы. Однако документ нужно сначала доработать, поскольку экспертное сообщество уже сформулировало целый ряд претензий к нему.

Одним из спорных моментов Концепции эксперты считают назначение основным ее реализатором Минобрнауки России. В соответствии с документом головная организация сети служб медиации – Федеральный центр медиации и развития восстановительного правосудия (далее – Центр) – является структурным подразделением подведомственного министерству ФГБУ "Федеральный институт медиации". Как министерство связано со сферой правосудия, экспертам непонятно.

Второй вопрос касается профессиональной подготовки кадров. В Концепции говорится: для того чтобы работать в сфере восстановительного правосудия, сотрудникам сети служб медиации необходимо будет пройти специальное обучение. При этом тренерско-преподавательского состава для такого обучения пока почти нет, поэтому готовить нужно не только работников, но и медиаторов-тренеров и методистов-тренеров – около 1800 человек. Логично предположить, что такое обучение потребует как временных, так и финансовых затрат.

Судья Ростовского областного суда Елена Воронова отметила, что довольно большое количество уголовных дел с участием несовершеннолетних могло бы вовсе не доходить до суда. Так, в 2012-2013 годах около 30% таких дел было прекращено в связи с примирением сторон, причем либо в стадии предварительного слушания, либо уже на первом заседании суда. Поскольку 3/4 потерпевших по таким делам – тоже дети, непонятно, как должна происходить процедура примирения. Как только родители пострадавших детей поймут, что можно решить проблему мирным путем, количество передаваемых в суды дел сократится, считает судья. Этому будет способствовать, в том числе, создание школьных служб примирения. При этом важно, чтобы в таких случаях предпринимались все меры по возмещению вреда потерпевшему. В связи с этим Воронова считает необходимым издание ведомственных приказов Генерального прокурора РФ и МВД России с рекомендациями по расследованию таких дел с учетом Концепции.

Последнее предложение вызвало негативную реакцию представителей организаций, работающих в сфере восстановительного правосудия и медиации. Они считают, что такая регламентация невозможна, поскольку для каждого региона страны должна подбираться своя схема восстановительного правосудия: в зависимости от национальных, социально-экономических и культурных особенностей. Кроме того, они выступают против унификации организаций, работающих в этой сфере, за счет создания новой структуры, подчиненной Центру. Специалисты отмечают, что во многих регионах уже действуют территориальные службы примирения, причем в качестве подразделений разных организаций: системы образования, социальной защиты, комитетов по делам молодежи1. Реализация Концепции, по их мнению, разрушит эту систему.

Член Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Григорий Куранов согласился с тем, что не стоит отказываться от уже существующей сети организаций в этой сфере – это поможет сэкономить средства, которые предполагается потратить на создание новой структуры, обучение кадров и зарплаты медиаторам. Однако, раз Концепция уже принята, нужно подумать о том, как интегрировать новую структуру в уже существующую, отметил депутат.

Еще одно проблемное положение Концепции, по мнению общественников, – требование о сертификации служб медиации – юридических лиц. Они подчеркивают, что такое требование не совсем логично, ведь деятельность педагогов и психологов не сертифицируется, а деятельность медиаторов почему-то нужно будет сертифицировать. Кроме того, они считают, что готовить медиаторов должны не те люди, которые сами прошли только теоретический курс переподготовки, а те, кто непосредственно работает в сфере восстановительного правосудия и медиации и имеет практический опыт.

Кроме того, в ходе круглого стола прозвучало предложение о создании при Совете судей РФ рабочей группы по проблемам судопроизводства в отношении несовершеннолетних, которая должна стать связующим звеном между судами и организациями, работающими с детьми. Специалистов-практиков необходимо включить и в состав рабочей группы по реализации Концепции при Минюсте РФ, подчеркнула Ольга Костина и сообщила, что это предложение и другие, звучавшие во время заседания, будут проанализированы и направлены вице-премьеру РФ Ольге Голодец.





Задайте вопрос Юристу onlain бесплатно без регистрации





Уважаемый посетитель, чтобы задать вопрос регистрироваться не обязательно.